Суббота , 19 сентября 2020

Пусть лучше они украдут мою машину, чем их убьёт полиция

Twitter

По материалам газеты The New York Times

В газете The New York Times вышел примечательный материал, посвященный жителям одного из кварталов Миннеаполиса, принявших вследствие последних событий решение не вызывать полицию из-за мелких правонарушений цветных, так как полиция может и пристрелить нарушителя. 

Powderhorn Park, усаженный деревьями квартал в Миннеаполисе, стал местом обитания левых активистов и местной богемы. В квартале есть активное комьюнити, которое старается заботиться и развивать район. Раньше местные жители, едва завидев кого-то, похожего на наркодилера, проститутку, или просто увидев подозрительное скопление людей, сразу же вызывали полицию. На всякий случай. Для профилактики. 

Однако после смерти Джорджа Флойда комьюнити, состоящее в основном из белых людей, решило быть более прогрессивным. Соседи пообещали, что перестанут чуть что вызывать полицию, так как это может привести к смерти цветных. Изначальная мысль заключалась в том, чтобы таким образом защитить чернокожих обитателей квартала. Вероятно, подразумевается, что полиция приедет и, не разобравшись, просто завалит какого-нибудь черного. Тоже на всякий случай. Для профилактики.

Идея достойная и прогрессивная, но жители квартала не могли предугадать последствий. Пару недель назад в местном парке появилась дюжина разноцветных палаток. Лагерь разбили бездомные, которых протестные беспорядки в городе вынудили покинуть насиженные места. Многонациональная группа достигла примерно 300 человек и увеличивалась каждый день. Новые обитатели района занимались стиркой, слушали музыку, занимались выработкой стратегии, как найти постоянное жилье в районе. Некоторые страдали психологическими расстройствами или наркотическими зависимостями. Из-за бездомных на улицах увеличился трафик и появилось больше машин, некоторые из которых принадлежали наркоторговцам. По меньшей мере у двух палаточников случилась передозировка наркотиков, и за ними приезжали кареты скорой помощи. 

Пусть лучше они украдут мою машину, чем их убьёт полиция

Однако местные жители решили придерживаться своих принципов и полицию не вызывать. Хотя новые соседи были им не по нраву и вызывали страх. Наоборот, они решили отнестись к бездомным с заботой. Представители комьюнити организовали смены и стали снабжать бездомных горячими обедами, оказывать медицинскую помощь и пытаться давать советы бездомным. Также они убедили местных чиновников пока что не заниматься принудительным выселением бродяг. 

Но нельзя говорить, что все местные жители были единодушны в своем благородстве. The New York Times описывает встречу четырех местных белых женщин, собравшихся, чтобы обсудить положение дел. Одна из них сказала, что перестала гулять в парке с собакой, так как к ней постоянно приставали бездомные мужчины. Другая призналась, что обилие бездомных внесло в её жизнь гораздо больше хаоса, чем она рассчитывала. Однако женщины между собой все равно условились игнорировать то, что бездомные могут портить окружающее имущество, включая дома жителей, и не звонить в полицию. Вместо этого они придумали обратиться в Американское Движение Индейцев. Эта организация была создана, чтобы противостоять жестокости, которую проявляют полицейские по отношению к коренным американцам, путем создания дружин, которые вместо полиции будут охранять порядок. 

The New York Times приводит несколько занятных историй. Так, газета описывает мысли Тоби Миллер (34 года) и её матери. Мисс Миллер посетила курсы по расовым стереотипам, на которых ей объяснили ее привилегированное положение. Несмотря на то, что в стане бездомных явно происходит незаконная деятельность, она их не винит, так как считает, что это лишь последствия неправильного подхода общества. Также мисс Миллер пришла к выводу, что покупка дома в Powderhorn Park была ошибкой. Она думала, что способствует джентрификации и возрождению района, а на самом деле как раз из-за этой джентрификации и роста цен цветные люди не смогли купить себе здесь дом. И в подтверждение этих слов газета сразу приводит историю Шелдона Стейтли 43 лет от роду, у его матери когда-то был дом в этом квартале. Жизнь господина Стейтли газета не описывает, лишь кратко сообщает, что он уже 3 года бездомный и без документов и сейчас вернулся в район Powderhorn Park, чтобы жить в палатке. Ибо хочет быть ближе к корням.

Пусть лучше они украдут мою машину, чем их убьёт полицияГосподин Шелдон Стейтли

Приводит газета и мысли постоянных чернокожих квартировладельцев Powderhorn Park. По их мнению, всё это продлится ещё 2-3 недели, а потом белые активисты устанут терпеть, вызовут полицию, и все будет как было. 

Заканчивается материал необыкновенной историей про белого мистера Эриксона. Его возраст не приводится, но на вид ему 30 лет. Когда он возвращался домой, двое черных подростков лет 15 приставили ему к груди пистолет и потребовали ключи от машины. Ошарашенный мистер Эриксон протянул им ключи, но это оказались ключи от его дома. Когда подростки это поняли, то они просто бросили ключи, а затем угнали другую машину ниже по улице. По инерции мистер Эриксон сразу же позвонил в 911. Газете он сказал, что не собирался сотрудничать с полицией и не стал бы выдвигать обвинения. А когда шок прошел, то мистер Эриксон понял, что всё, что он хотел, это предложить подросткам помощь. Но он всё равно посчитал, что позвонить в полицию было правильным решением, так как у подростков был пистолет. Однако спустя 2 дня мистер Эриксон написал журналистам, что изменил свою позицию. Он сказал: «Много думал о произошедшем. Сейчас я сожалею, что позвонил в полицию. Это было инстинктивное решение. И таким образом я поставил жизни этих мальчиков в опасность, так как полицейские вполне могут их застрелить». 

Пусть лучше они украдут мою машину, чем их убьёт полицияМистер Эриксон

Журналисты его спросили, а как же быть с пистолетом, приставленным к его груди. На что мистер Эриксон ответил, что был испуган, а вызов полиции никак не исправил бы ситуацию. И закончил он мысль поистине христианским смирением: «Ну и что с того, что я лишился бы машины? Зато никто бы не погиб».

По материалам газеты The New York Times

Пусть лучше они украдут мою машину, чем их убьёт полиция

Заключение

Прочитав историю о том, как человеку к груди приставляют пистолет, а он считает ошибкой вызывать полицию, полагаю, вы решили, что в США мозг отказывает у людей. Вы не одиноки. В комментариях к оригинальному материалу тоже разгорелась жаркая полемика, а не поехала ли крыша у белых политкорректоров. Их убивают, а они и рады. 

С другой стороны, что это, если не попытки изменить мир в духе Матери Терезы, Ганди, Мартина Лютера и высшего христианского смирения из Нагорной Проповеди Иисуса Христа: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два». 

Меня же интересует, понимают ли они, что делают. Если это действительно такой высший уровень осознанности, когда отдельные люди готовы жертвовать собой, чтобы их жертва пошла на благо развития всего общества, то, безусловно, подобное поведение заслуживает уважения. И могу сказать, что я на такое с трудом способен даже в рамках мысленного эксперимента.

 Нам же с вами гораздо ближе и понятнее другая позиция, когда на силу отвечают силой. Например, малолетние шкеты приставили пистолет, в отместку в этот бомж-лагерь заявились мужики с автоматами и всех перебили, включая детей и женщин, чтоб не плодили бандитов. И если бы такое произошло, то все бы жестокости возмутились, конечно, но мотивы бы посчитали рациональными. А такое всепрощение непонятно, и хочется крутить пальцем у виска. Или как считаете?

источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.